13.09.2015 при полетах на Молодецком кургане совершил не штатную посадку пилот Togliatti Fly Team Карпов Иван.

Во время посадки он сорвал крыло на высоте 5 метров. Падение в негативном вращении и перелом руки.

Вот что рассказывают очевидцы:

Сегодня мы с Иваном приехали самыми первыми из тольяттинских. Ветер прилично косит с востока. В воздухе было 2 самарских пилота. Они спокойно летали. При усилениях их поднимало, при ослаблениях просаживало. Все как обычно. Как только мы поднялись в гору — они сели и уехали. Я приехал летать на тандеме. Дует слабо. Для начала решил взлететь в одного — воздух разведать. Взлетаю — держит еле-еле на тандемном одного. Покрутился вокруг Молодецкого, вижу — Иван летит мне на встречу по низам. Он явно хочет выскрестись, но ветер и без того слабый совсем скисает, я сажусь на вершине и теряю Ивана из виду.
Через некоторое время он звонит на телефон : «Я сел на пляж в низу у воды и сломал руку в 2 местах, нужна помощь.» Прибывают тольяттинские пацаны, мы быстро находим лодку и отправляем ее за Иваном. Иван времени зря не теряет, наложил сам себе шину на руку, принял 4 таблетки обезболивающего, сложил крыло . При этих операциях закрытый перелом стал открытым. Рыбаки забирают его с пляжа , везут к сторожке работников нацпарка. Вызываем скорую, она прибывает и увозит Ивана в больницу, где его встречает Макс Ольхов. Сейчас Иван в больнице Жигулевска.

Видео полета и падения Ивана Карпова.

По мотивам происшествия у пилота Коваленко Антона родился небольшой рассказ

Четыре истории про один день.

История 1.
Работа явно не шла. Уже смеркалось, наполовину покрашенный забор было почти не видно, от тяжелого масляного запаха краски крутило голову так, что даже пиво помогало слабо. В очередной раз отойдя от стола к ненавистному забору, маляр в порванной на рукаве телогрейке грязно выругался — кисточка окончательно засохла, и только царапала уже нанесенную краску. «Да пошло оно…!» — мелькнуло у него в голове. И через пару минут свежее Жигулевское сладко прокатилось по горлу. А старую засохшую кисточку уже качали волны. Где она выплывет? Одному Богу ведомо.

История 2.
И ведь бывают же дни! Весь август была не погода, а сплошные тучи. На море ветер — удочку не закинешь! А сегодня и ветер несильный, и волны почти нет. А солнце такое, что лица всех троих рыбаков лучились счастьем и радостью, а в глазах отражались высокие волжские скалы. Все трое много смеялись и мало рыбачили. Да и зачем, когда вот такое солнце! ВОТ ТАКИЕ горы! И кажется, что можно эти горы свернуть одной левой! Ну или сделать еще какой-то небольшой подвиг. Как вдруг сверху с берега послышались встревоженные голоса…

История 3.
Они шли по лесу уже третий час. Молодецкий Курган — поворотная точка маршрута — был уже в нескольких километрах. Но на этих километрах лежали еще несколько оврагов и слабопроходимый чепыжник. Тем не менее, спешить было некуда, и пара легкоходов неторопливо прорубала палками путь, позволяя себе иногда поесть ежевики или пофотографироваться в интересных местах.
Кстати, об интересных местах! А ведь ближайшее — да вот оно, рядом! Галечный пляжик, надежно спрятанный среди непроходимых гор. С чистой водой, и абсолютным отсутствием людей. Ну, если только рыбак какой заплывет на лодке. А так туда по земле-то и не проберешься. Идем туда? Да пошли, конечно.
Лес впереди редел, и изредка пропускал к глазам голубизну реки. Что-то полыхнуло яркой тряпкой за веткам и пропало. Может показалось? А может просто осень. Вот уже овражек выполаживается к реке, ветки расступаются, открывая ширь Жигулевского моря. «Бааа!! Кого я вижу! А что с тобой?»

История 4.
Иван был неправ. Стартовать не стоило. Леша летал соло на тандемном крыле, немного дразнил своим видом, но по его полету было понятно, что полета не выйдет — ветер слишком слабый. А ведь уже со всех сторон сказали, что посадок на Молодецком нет. Если не держит — сразу налево и под горку! Зазеваешься и придется нырять в воду, или падать на отвесный склон, и цепляться крылом за редкие торчащие деревья. Иван поднял купол — он слабо, но держался. Ноги просились в полет. В каком-то другом месте можно было бы и не сомневаться. Он прошел пару шагов вперед, толкнулся, и полетел… Вниз. И против косящего ветра — направо.
В какой-то момент показалось, что держит, и вот-вот можно будет набрать высоты. А вот опять просадило.. Ноги медленно, но неумолимо приближались к воде. Мимо мелькали скалы, камни и стволы деревьев. Сесть на лысине ложбины? Гарантированный перелом ноги… Воткнуться в проплешину между деревьями? Крыло порву.. Летим дальше! Пронесет!
Сверху в рацию что-то говорил Леша с ноткой паники в голосе. Ладно уж, чего боится.. Выберемся как-нибудь.
За очередным поворотом мелькнула узкая полоска пляжа. Может туда? Ну, как резервный вариант. Вроде держит. Разворот! Нет.. Не там развернулся.. Полет продолжался теперь налево, но все равно вниз. И до спасительного понижения рельефа уже не дотянуть. Опять разворот, и теперь уже точно на тот пляжик.
Вот как назло.. Когда задумал садиться, воздух поддерживает, и несет дальше площадки. Ну, ладно. Время иск настало.
…уведя обе клеванты глубоко вниз, Иван сорвал купол, и полетел вертикально вниз. Почти в центр галечного пляжа. Посадка была относительно удачной — на ноги с перекатом на бок. Купол несильно задел ближайшее дерево. Но под левым боком оказался большой камень, который пришелся как раз на руку, все еще напряженно держащую клеванту.
Рука оказалась поломана в двух местах, и дико болела. Еще хуже было то, что укрепить ее было нечем — кругом одни камни. Иван попытался выправить кости в причудливо изогнувшейся руке. Стало невыносимо больно, и поломанная кость изнутри проткнула кожу — а перелом-то открытый. Под ногами валялась старая малярная кисточка с засохшей краской. И откуда ей тут быть? Пилот подобрал ее и прикрутил банданой к руке. Стало легче. Если поддерживать левую руку здоровой, то хотя бы не так больно, и не так страшно, что она будет тереться внутри поломанными косточками. Но боль была дикой.
Кусты раздвинулись, и на поляну вышел однокурсник с другом. Вот уж, неисповедимы пути! Какими судьбами? Впрочем, неважно.. Важнее то, что у однокурсника оказалось обезбаливающее, и здоровые руки, что бы собрать параплан. Леша по телефону говорит, что сейчас приплывут какие-то рыбаки.
Рыбаки приплыли минут через 20 после падения. С видимым удовольствием перевезли пострадавшего на берег к другим пилотам, а те уже вызвали скорую.

История 5. Дополнительная.
Когда скорая скрылась за лесополосой, пилоты-провожающие достали из машин свои купола, и поползли в гору — летать.